Психология для вас
Елена Елизарова

    Бить или не бить. Как физические наказания в действительности влияют на психику ребенка

    Время на чтение 10 минут
    Содержание

    Приветствую! С вами Елена Елизарова, практический психолог. В этом блоге я говорю о проблемах, которые мешают нам жить счастливо, в гармонии с собой и остальными.

    Сегодня у нас на повестке такой вопрос — нормально ли применять физическую силу при воспитании детей. Вопрос острый, некомфортный, у многих скулы от него сводит. Телесные наказания запрещены законом, за это предусмотрена уголовная ответственность. О чем тогда разговор, казалось бы.

    Закон, который родители чаще всего нарушают. И не каются

    Закон, который родители чаще всего нарушают. И не каются

    Но в этом вопросе буква закона не работает. Никого не удивлю, если скажу, что родители наказывают своих детей физически. Свежее исследование показало: в России таковых много — 60 % респондентов в возрасте 31-55 лет признались, что считают практику телесных наказаний нормальной и эффективной.

    За рубежом это тоже есть. В 2012 году более 70 % американцев согласились с утверждением, что в воспитании детей иногда стоит применять силу. Это исследование уже не свежее, но все равно, 9 лет не тот срок, чтобы эта особенность менталитета поменялась.

    Получается, что бить детей нельзя, но общество это поощряет, такой вот парадокс.

    У меня четкая позиция по этому вопросу: детей бить нельзя, даже если отбросить в сторону этику и законодательство. Воспитательный эффект физических наказаний сильно переоценен.

    Объясняю, почему.

    Аргумент первый, физиологический — ребенок не воспринимает родителя, как агрессора

    Об этом подробно говорил уважаемый мною Михаил Лабковский. На уровне физиологии нашими эмоциями и поступками управляют гормоны: они буквально диктуют, как поступать. За стресс отвечают гормоны из группы «Глюкокортикоиды». Когда нам больно или страшно, происходит мощный выброс этих гормонов в кровь. Наш организм мобилизуется, готовится к реакции — защититься, ударить в ответ, убежать. Но это работает только в случае реального стресса, когда мозг посылает сигнал «опасно!». Когда любимая бабушка в шутку замахивается половником на уже взрослого внука, тот и не думает убегать или давать сдачи.

    А дальше начинается самое интересное. Ребенок не воспринимает насилие со стороны родителя, как стресс на физиологическом уровне, потому что выброса глюкокортикоидов НЕ происходит. Это такая хитрость матушки-природы, направленная на сохранение нервной системы маленького ребенка. Пусть хоть камни с неба, если мама рядом, не страшно.

    Медвежата смотрят на бой их мамы без страха и даже с некоторым интересом

    Медвежата смотрят на бой их мамы без страха и даже с некоторым интересом

    Когда насилие проявляет сама мама, реакция та же самая. Вот почему дети из маргинальных семей, которые терпят настоящие побои, а не профилактические шлепки, все равно любят своих родителей, особенно мам.

    Обида и ненависть могут развиться позже, в процессе самосознания личности. А пока ребенок маленький, мама для него — весь мир. Когда она кричит на него и даже бьет, он воспринимает это как норму.

    С этой установкой ребенок и растет. И вырастает либо в агрессора, либо в жертву по жизни. Подумайте, стоит ли мнимый воспитательный эффект таких последствий?

    Аргумент второй, психологический — наказания не ослабляют неуместное поведение ребенка

    В глазах родителя цели любого наказания, не только физического — пресечь неуместные действия ребенка и предотвратить их повторение. Но стратегия ремня работает только в отношении первой цели. Применяя наказание, мы прекращаем неприемлемое для нас поведение лишь на некоторое время.

    Одна моя знакомая как-то пожаловалась, что ее дочь-дошкольница раз за разом берет без спроса смартфон. «Ругала, даже шлепала — как об стенку горох», сокрушалась молодая женщина. И таких ситуаций масса. На детской площадке постоянно можно услышать со стороны родителей «Ну сколько можно тебе говорить!».

    Все потому, что наказания никак не меняют поведение ребенка в неприемлемых для родителя ситуациях. Получив взбучку за стащенный исподтишка смартфон, ребенок думает о том, как в следующий раз не попасться. Мамин смартфон по-прежнему для него желанен. И где здесь воспитательный эффект?

    Мам, давай уже ты меня шлепнешь и пойдем пить чай

    Мам, давай уже ты меня шлепнешь и пойдем пить чай

    Приемлемое (не буду говорить примерное) поведение всегда выстраивается через прямое подкрепление нужных реакций, а не через наказание. Об этом я скажу чуть ниже.

    Аргумент третий, социальный — систематические наказания убивают лидерские качества

    Начиная примерно с 12 лет, ребенок начинает воспримать мнение окружающих, особенно ровесников, как важное для себя. Подросток стремится выглядеть сильным, уверенным, завоевать авторитет в своей среде.

    Но оставаясь наедине с рассерженным взрослым, который потрясает перед его носом ремнем, он снова превращается в маленького ребенка. Такие эмоциональные качели дестабилизируют психику. Незрелой личности трудно переключаться между двумя полярными «аватарами» — лидер и жертва наказания, и он выбирает тот, который ему создает родитель. Наказание ставит ребенка в слабую позицию. Если он перманентно в ней находится, нет условий для формирования лидерских качеств.

    Тут возможны два пути развития личности, и оба они нежелательны:

    1. В конфликтных ситуациях ребенок перенимает модель поведения родителей, то есть переходит на язык кулаков. Но провоцировать конфликты и первым бросаться в драку — это вовсе не про лидерство.
    2. Ребенок боится любых конфликтов, потому что в его парадигме за ними следуют боль и унижения. Он становится замкнутым, ему сложно взаимодействовать с ровесниками. Проще говоря, он затюкан.

    Ремень — враг здоровой социализации ребенка. Масштабное исследование, опубликованное в научном журнале Lancet, показало: физические наказания провоцируют повышенную агрессию в школе и усиление антиобщественного поведения. В свете последних ужасающих событий, когда вчерашние подростки становятся массовыми убийцами, эта информация особенно актуальна.

    Подростковая жестокость идет из семьи

    Подростковая жестокость идет из семьи

    Большое заблуждение — физические наказания закаляют личность. «Меня в детстве пороли, и нормальным человеком вырос», любят приговаривать многие сторонники физических наказаний. Но отшлепать ребенка за непослушание как раз и будет проявлением слабости. Ударить и накричать — самый легкий и быстрый способ немедленно пресечь неприемлемое поведение.

    Как воспитывать детей без физических наказаний

    Выше мы разобрались, что наказания не способны изменить поведение. Это возможно только при создании и непрерывном поддержании условий, способствующих хорошему поведению.

    • Подкрепление «экологичных» действий устным одобрением и разного рода поощрениями. Ребенок собрал все игрушки — мама похвалила и поцеловала, разбросал — мама промолчала. 
    • Устранение провоцирующих факторов. Если вожделенный мамин смартфон не класть на видное место, ребенок скоро и вовсе забудет о его существовании.
    • Формирование условий поведения. Сформулируйте и проговорите правила, которые дадут ребенку четкое представление о последствиях его поступках, без угроз и враждебных интонаций. Ребенок должен осознать, что его неприемлемое поведение оставит его без эмоциональных бонусов. Например, если не убрать игрушки, это придется делать маме, а, значит, у нее не хватит времени на игры.

    Такой подход предполагает замещение эмоциональных реакций осознанными и в целом способствует интеллектуальному и эмоциональному развитию. Когда ребенок рыдает из-за шлепка или подзатыльника, он не обдумывает, почему мама так с ним поступила. Он просто обижен на нее и испытывает стыд от пребывания в слабой позиции жертвы. А вот отсутствие позитивных действий со стороны мамы, к которым ребенок привык, уже заставляет его задуматься, что он сделал не так.

    Когда физические наказания оправданы

    Только в одном случае — когда они являются спонтанной реакцией на опасность.

    Семейный психолог Людмила Петрановская, чьи взгляды и методы мне очень близки, приводит пример со старой собакой колли, любимицей семьи, которая даже не рычала на домочадцев, не говоря уже о том, чтобы укусить кого-то. Однажды трехлетний внук прибежал к бабушке в слезах с прокушенной до крови рукой. Оказалось, что ребенок хотел выглянуть с открытого окна, а собака его оттуда оттащила. Эти люди жили на пятом этаже...

    Родители в критической ситуации ведут себя точно так же, как эта собака. Главное — спасти, остальное потом. Много лет назад я читала в газете шокирующую историю: мужчина разрезал своему взрослому уже сыну горло, чтобы не дать ему задохнуться: тот поперхнулся костью.

    В критических случаях мы действуем не осознанно, а на инстинктах, как животные. Физическая сила здесь реально служит неоспоримым благом, которое помогает сохранить жизнь и здоровье ребенка. А во всем, что касается воспитания, сила не помощник. Берегите своих детей, от эмоциональных цунами в том числе.

    С вами была Елена Елизарова, практикующий психолог.